Человек должен быть интеллигентен


Размышления академика Дмитрия Сергеевича Лихачева об интеллигентности, которая, оказывается, связана с заповедью долголетия.

Человек должен быть интеллигентен! А если у него профессия не требует интеллигентности? А если он не смог получить образования: так сложились обстоятельства. А если окружающая среда не позволяет? А если интеллигентность сделает его «белой вороной» среди его сослуживцев, друзей, родных, будет просто ме­шать его сближению с другими людьми?

Нет, нет и нет! Интеллигентность нужна при всех обстоятельствах. Она нужна и для окружающих, и для самого человека.

Это очень, очень важно, и прежде всего для того, чтобы жить счастливо и долго — да, долго! Ибо интеллигентность равна нравственному здоровью, а здоровье нужно, чтобы жить долго — не только физически, но и умственно. В одной старой книге сказано: «Чти отца своего и матерь свою, и долголетен будешь на земле». Это относится и к целому народу, и к отдель­ному человеку. Это  мудро.

Но прежде всего, определим, что такое интеллигентность, а потом, почему она связана с заповедью долголетия.

Многие думают: интеллигентный человек —  это тот, который много читал, получил хорошее образование (и даже по преимуществу гуманитарное), много путешествовал, знает несколько языков.

А между тем можно иметь все это и быть неинтеллигентным, и можно ничем этим не обладать в большой степени, а быть все-таки внутренне интеллигентным человеком.

Образованность нельзя смешивать с интеллигентностью. Образованность живет старым содержанием, интеллигентность — созданием нового и осознанием старого как нового.

Больше  того… Лишите подлинно интеллигентного человека

всех его знаний, образованности, лишите его самой памяти. Пусть он забыл все на свете, не будет знать классиков литературы, не будет помнить вели­чайшие произведения искусства, забудет важнейшие исторические события, но если при всем этом он со­хранит восприимчивость к интеллектуальным ценнос­тям, любовь к приобретению знаний, интерес к исто­рии, эстетическое чутье, сможет отличить настоящее произведение искусства от грубой «штуковины», сде­ланной, только чтобы удивить, если он сможет восхи­титься красотой природы, понять характер и индиви­дуальность другого человека, войти в его положение, а поняв другого человека, помочь ему, не проявит грубости, равнодушия, злорадства, зависти, а оценит дру­гого по достоинству, если он проявит уважение к культуре прошлого, навыки воспитанного человека, ответвенность в решении нравственных вопросов, богатство и точность своего языка — разговорного и письменного, — вот это и будет интеллигентный человек.

Интеллигентность не только в знаниях, а в способ­ностях к пониманию другого. Она проявляется в тыся­че и тысяче мелочей: в умении уважительно спорить, вести себя скромно за столом, в умении незаметно (именно незаметно) помочь другому, беречь природу, не мусорить вокруг себя — не мусорить окурками или руганью, дурными идеями (это тоже мусор, и еще ка­кой!).

Я знал на русском Севере крестьян, которые были по-настоящему интеллигентны. Они соблюдали удиви­тельную чистоту в своих домах, умели ценить хоро­шие песни, умели рассказывать «бывальщину» (то есть то, что произошло с ними или другими), жили упоря­доченным бытом, были гостеприимны и приветливы, с пониманием относились и к чужому горю, и к чужой радости.

Интеллигентность — это способность к пониманию, к восприятию, это терпимое отношение к миру и к лю­дям.

Интеллигентность надо в себе развивать, трениро­вать — тренировать душевные силы, как тренируют и физические. А тренировка возможна и необходима в любых условиях.

Что тренировка физических сил способствует дол­голетию — это понятно. Гораздо меньше понимают, что для долголетия необходима и тренировка духовных и душевных сил.

Дело в том, что злобная и злая реакция на окружа­ющее, грубость и непонимание других — это признак душевной и духовной слабости, человеческой неспособности жить… Толкается в переполненном автобусе — слабый и нервный человек, измотанный неправиль­но на все реагирующий. Ссорится с соседями — тоже человек, не умеющий жить, глухой душевно. Эстети­чески невосприимчивый — тоже человек несчастный. Не умеющий понять другого человека, приписываю­щий ему только злые намерения, вечно обижающийся на других — это тоже человек, обедняющий свою жизнь и мешающий жить другим. Душевная слабость ведет к физической слабости. Я не врач, но я в этом убежден. Долголетний опыт меня в этом убедил.

Приветливость и доброта делают человека не толь­ко физически здоровым, но и красивым. Да, именно красивым.

Лицо человека, искажающееся злобой, становится безобразным, а движения злого человека лишены изя­щества — не нарочитого изящества, а природного, ко­торое гораздо дороже.

Социальный долг человека — быть интеллигентным. Это долг и перед самим собой. Это залог его личного счастья и «ауры доброжелательности» вокруг него и к нему (то есть обращенной к нему).

Все, о чем я говорю, — призыв к интеллигентности, к физическому и нравственному здоровью, к красоте здоровья. Будем долголетни, как люди и как народ! А почитание отца и матери следует понимать широко — как почитание всего нашего лучшего в прошлом, в про­шлом, которое является отцом и матерью нашей со­временности, великой современности, принадлежать к которой — великое счастье.

 

Оставьте комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.