Не скупой и не транжира


Матери наши бережливее нас. Посмотришь, невелика у них пенсия, а на все хватает, да еще что-то ухитряются откладывать на случай, если произойдет непредвиденное. Умеют они жить экономно, расчетливо, не покупая лишнего и не выбрасывая до времени разную хозяйственную мелочь. «Глядишь, пригодится», — говорят они нам, а мы — что греха таить — нередко смотрим на них непони­мающе или даже снисходительно. Вещи даются нам легче, чем им, заполняют дом стремительно, и мы испытываем удовлетворение, когда освобождаемся от тех, что уже на­доели или вышли из моды. Бережливость, что и говорить, не слишком свойственна молодым.

Матерей наших сурово учила бережливости жизнь, им никогда, видно, не отучиться от привычки неохотно отказываться от старых, пусть даже изношенных кофт и пальто. Другое было время, тяжелое.

Мы смотрим на вещи иначе. Стремимся одеваться, модно и дорого. Чуть изменилась мода — покупаем новые пальто и платья. Появились в продаже стенки вы­брасываем надоевшие шкафы и водружаем в квартире стенку, лишь бы угнаться за всеми, быть не хуже других. Есть хрустальная ваза, пытаемся купить вторую… И нако­нец, в какой-то неподходящий момент — деньги у нас не лежат, не водятся, текут между пальцев — с удивле­нием узнаем, что наш скромный и воспитанный сын отказывается носить обычные брюки и требует, чтобы мы непременно купили ему настоящие джинсы. Он доходит до истерики, он требует, его ничуть ни смущает, что все эти престижные предметы родителям ни по карману, что на джинсы не хватит маминой зарплаты, модный «кейс» стоит столько же, сколько получает бабушка в день выплаты пенсии…

Убеждения, увещевания, уговоры тут вряд ли помогут — дети усвоили наш образ жизни, они относятся к вещам еще небрежнее нас, а как, каким трудом даются ним деньги, им просто не понять. И удивляться тут нечему. Мы сами излишне увлекаемся покупками, мы сами не ценим того, что имеем.

Малыш, едва научившийся ходить, как правило, имеет  лучшие игрушки, которые только можно достать. Есть уже одна кукла, купим еще две — одну большую, другую маленькую. Мишки, собачки — плюшевые, поролоновые, пластмассовые. Машины, тракторы, железные дороги, ку­бики, конструкторы — и так до бесконечности. Их некуда ставить, негде хранить, они раскиданы по полу, их пачкают и ломают… Поиграли да и бросили, — надоело.

Мне возразят — игрушки нужны, они развивают ребенка, помогают ему организовать досуг. Но думаю, что и изобилие игрушек делает малыша пресыщенным, каприз­но требовательным, более того — он без них не может найти себе никакого занятия, его воображение становится скованным и бедным.

Помню, до войны были у нас дома всего три игрушки на троих кукла, мишка и собачка. Как берегли мы их! Нам не приходило в голову, что их можно бросить, где-то во дворе забыть или тем более разрезать, чтобы узнать, что там внутри, под плюшем. С ними можно было общаться, поговорить и посоветоваться, они ждали нашей защи­ты и нашего сочувствия, их надо было кормить и лечить, защищать от обид. Мишка жив до сих пор, им играл мой сын и, надеюсь, будут играть внуки. Плюш давно протерся, стали вылезать опилки, и мишку обтянули черным

бархатом, и двадцатилетний сын, хотя, конечно, давно не играет в игрушки, бережно хранит его вместе с патроном и с половинкой бинокля, которые подарил ему наш друг, прошедший войну.

Вещами дорожат, когда их немного, когда знают: им цену. Много ли игрушек нужно ребенку? Кукла девочке, пусть она ее лечит и одевает. Одежки можно шить самим — глядишь, и научится дочка владеть игол­кой и спицами. Сошьет платье «Маше», свяжет ей теплый свитер, потом примется себе вязать шарф или варежки.

И за игрой, на которую не требуется особых расходов, получит дочка те самые необходимые для жизни навыки, которые иначе вам не удастся привить.

Много ли пользы от того, что пятилетний Саша, пыхтя, гоняет из угла в угол автомобиль на батарее! Занят-то он, конечно, занят, не докучает родителям, нико­му не мешает. Но разве не лучше было бы, если бы отец, вооружившись нехитрым инструментом — пилой да мо­лотком, сделал вместе с Сашей корабль всего и дел-то доска с мачтой и паруса, но ведь такой корабль может выдержать настоящее плавание по бурным весенним ручьям! Можно сделать целую флотилию… Можно смастерить паровоз, собрать из конструктора кран, сде­лать планер. Мало того что сынишка научится ловко обращаться с молотком и гвоздями, он никогда не сломает то, что сделал своими руками.

Нравятся детям красивые лакированные игрушки, но понаблюдайте — наши взрослые вещи им нравятся еще больше. Не уследили, сын разобрал будильник. Дочь «ломает» вашу швейную машинку. Да не прячьте вы все от них! Сами привлекайте внимание к вещам, которые есть в доме. Пусть сын вместе с отцом починит его электро­бритву, разберет и соберет пылесос, а дочь сама смажет машинным маслом швейную машину. Они научатся делать все это правильно, умело, и будут иначе — деликатнее  относиться ко всем этим вещам.

Малыши нередко рвут книжки, они вообще любят все ломать — бездумная страсть разрушения. Не надо ругать, наказывать — что толку. Лучше погорюйте да и сядьте с малышом ремонтировать сломанное. Возьмите и заново переклейте книжку. Полечите куклу — смотри-ка ручка того и гляди прорвется, да и платьице на ней уже старенькое, пора ширь новое. И заметите, что некоторое время спустя дочка сама попросит вашей помощи, лоскутков на платье для куклы. Не спешите покупать еще одну новую «Машу», хотя  бы и с закрывающимися глазами, — помимо элементарной бережливости вы воспитаете в ребенке чувство ответственности, постоянство привязанностей. Другой человек вырастет.

Это серьезные, но увлекательные игры — и домоводство дает тут большие возможности. Конечно, делать пеочные куличики тоже интересное занятие, но ведь испечь вместе с мамой настоящий пирог, которым можно не только кукол-подруг кормить, — занятие, дух захватывающее! Попробуйте — увидите сами…

В любом доме, в любом хозяйстве много разных |предметов от наперстка до телевизора. Дети с малого возраста должны знать их назначение, не становиться в тупик перед каждой малостью. Возможно, тогда не спутает малыш пуговицу с конфетой, а таблетку с пуговицей и не потянет в рот то, что лучше все-таки не есть. Есть сре­ди вещей дорогостоящие — холодильник, например, телевизор. Чтобы приобрести их, нам пришлось в чем-то себе отказывать. Дети чаще всего и не подозре­вают об этом. А напрасно. Если бы они знали о том, что покупая телевизор, мама решила обойтись без новых сапожек, походить в старых туфлях, они, думаю, иначе    относились бы к этой покупке. Лучше всего, если бы во­прос решался с ними, и им тоже в общих интересах при­шлось бы в чем-то себя ограничить. Отказаться, например, на месяц от мороженого и газировки. Невелика эконо­мии, но не только в этом дело.

Беда в том, что мы сами, едва поостынет, поутихнет радость от нового приобретения, забываем напрочь чего же оно нам стоило. Нарастает в холодильнике шуба изо льда, и мы с трудом, но запихиваем туда еще какие-то продукты, пока не пойдет трещиной хрупкая дверка на моро­зильной камере. Только у хо­роших хозяев вещи живут долго и верно им служат.

Если мы хотим, чтобы дети наши росли бережливыми, мы должны сами аккуратно относиться к тому, что имеем. Сын или дочь, видящие изо дня в день, как мы неряшливы с тем, что стоило недешево, будут, подобно нам, без конца переключать каналы телевизора, перенастраивая и звук, и четкость, не обращать внимания на наши вполне резонные и справедливые требования не ломать аппаратуру и приборы.  _

Кто жалуется на то, что у него зимнее пальто или ме­ховая шапка пострадали от моли, сетует, прежде всего, на себя. Не следил за ними, убрал на лето грязными, не зашил в мешки, Быстро вышла из строя одежда — скорее всего была в небрежении, во­время не заштопана, не почищена. Пусть и дети думают об этом наравне со взрослыми, участвуют в этих работах. Не захотели, поленились заштопать, почистить — пусть не надеются получить новое.

В доме без дела лежат старые пальто, куртка, брюки — значит, не приложили рук, не подумали, как исполь­зовать их, у доброй хозяйки ничего не пропадает. Вырос Сашенька из пальто, купили ему новое. Радость в доме. А что делать со старым, свое ведь, почти что родное, жал­ко выбрасывать, правда? Посоветуйтесь с сыном — его же вещь, пусть тоже подумает, поймет, что нельзя все старое выбрасывать. Может быть, подремонтировать и сохранить для игр во дворе? В снежки играть спокойнее в старом, чем новое пачкать. Значит, сохранить. Придется удлинять рукава. Что же, и от того польза будет, Свяжем — ка мы вместе резинку, впрочем, можно использовать и верх от носков, тоже уже малы да и протерлись на пятках. Вот и хорошо, пришьем резинку к рукавам, снег не будет забиваться. Чуть-чуть пальто укоротим — пропорции-то нарушились, пусть будет куртка, зато по росту как раз. Воротник заменим, его можно связать — глядишь, про­сто новая вещь получилась. Послужит еще старое пальтишко.

Можно поступить иначе. Купить немного красивой клетчатой ткани и из нее выкроить капюшон и кокетку. А как Саша думает? С капюшоном лучше, можно сделать новые манжеты, вшить в куртку молнию, а по низу продеть шнурок. Современная вещь получается и удобная.

Проносились джинсы, жаль, но что поделаешь, носить уже нельзя. Но использовать можно. Давайте-ка сдела­ем сумку — Оле сумка, да еще джинсовая, очень нужна. Разрезаем брючину так, чтобы получился удлиненный прямоугольник, зашиваем с обеих сторон. Проносившееся место на коленке вырезаем —  отверстие лучше сделать овальным, обрабатываем обтачкой и пришиваем по диаметру длинную ручку. С двух сторон бывшей брючины прикрепляем завязки. Сумка готова! Сложили сшитое пополам, отверстием наружу-один вариант, отверстием внутрь — другой. А из второй брючины сошьем сумку для ближайшей Олиной подружки.

Саша горюет, ему бы тоже хотелось иметь сумку из джинсы, не такую, как у Оли, а настоящую — мужскую. Ну что ж, поищем, не завалялась ли в хозяйстве какая-нибудь старая джинсовая куртка -из нее получится прекрасная сумка, с кокеткой, карманами на кнопках и заклепками. И работы-то всего на час. Впрочем, и не работа это вовсе, а игра.

Если мать, хозяйка из своего старого пальто — валя­ется без дела на антресолях, того и гляди моль съест сделает плед, пусть дети примут в этом участие. Дочка поможет его распороть и отгладить, сынишка вычертит аккуратные квадраты и разрежет, а мать вечерами квадраты обвяжет. И ниток особых не потребуется – распустит старые кофточки, носки да варежки, а вещь получится н удивление нарядная.

И экономия, и умение фантазировать, придумывать и наконец, другое отношение к вещам — не обноски носим, не от бедности  придумываем, а уважаем труд, который сами же в эти вещи вложили. И надо сказать, неплохо ведь получилось! Сердце радуется.

Бывает в данный момент ничего путного в голову не приходит, да и с временем напряженно. Ничего, спешить выбрасывать вещи не будем, почистим, выгладим И уберем до поры до времени.

За всеми вещами, которыми пользуемся, надо сле­дить. Не ждать, пока на туфлях или ботинках совсем стопчутся каблуки, вовремя отнести их в мастерскую. И дети пусть приучаются не только чистить обувь, но и смотреть в каком она состоянии — надолго ли хватит, пора ли ремонтировать или срок пришел покупать новую. Кончился сезон — сушим, чистим и убираем; детям не­лишне знать, как это делается. В любое время все нужное у них будет готово, достал и носи.

В опрятном доме и дети, и родители, придя с работы или из школы, переодеваются в другую одежду — сво­бодную и простую, в которой можно работать, не боясь посадить пятно или кляксу.

Деликатное, я бы даже сказала любовное, отношение к тем вещам, которые имеешь, — это в конечном итоге ведь не просто бережливость ради бережливости, а ува­жение к труду, к чужому и своему собственному.

Есть у бережливости и другая сторона. Не каждому дается умение не тратить лишнего, не приобретать ненужного. Ходить по магазинам, делать покупки для мно­гих такое удовольствие, что — как тут удержишься? — и купишь какую-нибудь ткань или вазочку. «Все берут, и я взяла», — как часто этот в общем-то нелепый аргумент становится решающим, а в доме появляется еще одна  вещь, не слишком нужная, как выясняется со временем.,

И тут дети подражают нам, а ведь у них еще меньше  сил сдержать себя, остановиться. Пять кукол есть, забро­шены — мам, купи куклу! Хочется и то и то. Походы в мага­зин,  особенно туда, где продаются игрушки, нередко превращаются в пытку и для детей, и для родителей. Настоящая страсть, желание непременно иметь то, что понравилось, охватывает нередко и мать и ребенка. Как важно быть рассудительными и сдержанными уметь шуткой снять возникающее напряжение, уметь объяснить; несвоевременность, а нередко и нелепость новой покуп­ки. Но если мы сами не умеем сдерживаться, сами идем на поводу у такой страсти, наши уговоры покажутся ребен­ку  и думаю, что тут он будет прав — одним сплошным лицемерием.

Бывает и так: зашла в магазин, понравились туфли или сумка — купила. А пришла домой, видишь — не со­четается покупка ни с платьями, ни с пальто. Надо было еще перед магазинной кассой представить, как впишется новинка в тот вещный мир, который уже сложился в доме. Может быть, сама по себе вещь и неплоха, но есть в ней нечто, что вырывает ее из общего стиля и портит впечат­ление. Если вы сумеете приучить себя действовать в магазине обдуманно, научитесь сознательно отказываться от каких-то покупок, вам будет нетрудно научить этому и детей. Не придется долго искать аргументов, и страсть к покупкам, которая неизвестно откуда берется, не застит нам глаза при виде соблазнительных витрин.

Пришли вы с сыном в магазин, чтобы купить конструктор, а ему неожиданно приглянулся автомобиль. Вместо того чтобы, забыв обо всех своих намерениях, бежать в кассу, расспросите ребенка, почему он изменил решение «Хочу,» — тут не главный аргумент. Выясните все «за» и «против» и, если доводы сына окажутся убедительными, не упирайтесь, купите то, что он хочет. Важно, что он подумал, взвесил и наконец, решил.

Резон в приобретении тех или иных вещей у каждой семьи, у каждого человека свой, как индивидуальны вкусы и устремления. Важно, чтобы он был, этот резон ибо вещи, купленные неизвестно для чего и почему, пре­вращают квартиру в вещевой склад. Опытная хозяйка всегда отдает предпочтение тому, что нужно ей каждый день, что сохранит силы, облегчит домашний труд. И если дома трудятся все — и муж, и дети, покупка эта не для нее, для всех. Если подходить с точки зрения целесообразности, то стиральная машина, например, будет предпочтительнее торшера. Но, конечно, если вся семья жаждет иметь телевизор, почему бы не вывести его на первое место в планах покупок, отложив до време­ни другие приобретения? Такие вопросы не стоит решать единолично — решила и все тут, лучше, когда и дети обсуждают дела вместе с родителями. И если, например мать отказывается от стиральной машины в пользу телевизора, надо, чтобы все разделили ее труды, связанные со  стиркой. Купи она машину наперекор всем, вряд ли она может рассчитывать на то, что кто-то из «обиженных», станет помогать. А хотя вроде бы машина «сама» стирает забот при этом достаточно -и повесить, и выгладить!

Какую вещь предпочесть: дешевую или дорогую? Человек бережливый примет решение, только тщательно, взвесив все «за» и «против». Если же приобретается что-то рассчитанное не на один год пользования, то тут прямой резон покупать лучшее, что есть в магазинах, самое на­дежное, иначе экономия обернется против тебя. Порт­фель для школы выберем попрочнее, а летнее платье можно иметь и дешевое — дети растут быстро, да и мода меняется…

Особый разговор о продуктах. В доме, где выбрасывают хлеб, где прокисают неубранные в холодильник щи или каша, где легко сбрасываются с тарелок в мусорные ведра недоеденные кушанья, живут настоящие расточи­тели. Надо воспитать в детях привычку класть на тарелку ровно столько еды, сколько можешь съесть, лучше уж положить добавки, чем после себя оставить несъеденное. Зачерствел хлеб, посушите сухарики (как вкусны сухари из ржаного хлеба с солью и чесноком), и пусть они стоят на столе, съедят их незаметно, за обедом, с супом. Разо­грели оставленное на обед, остальное уберите в холо­дильник, чтобы не прокисло, не испортилось. Элементарные вещи, но дети, не приученные к порядку, как правило, забывают об этом.

И последнее — отношение к деньгам. Дети должны знать, сколько зарабатывает отец, сколько мать, из чего состоит семейный бюджет, как он распределяется. Спро­сите любого школьника, во что обходится семье квартира, сколько они платят за свет, газ, за телефон. Мало кто сможет назвать точную сумму. Знание того, что стоит одежда, какие-то вещи в доме, поможет детям соотно­сить свои потребности, желания, претензии с реальными возможностями семьи. Надо чаще посвящать их в денеж­ные дела, брать с собой в магазины, приучать делать сна­чала нехитрые мелкие покупки, затем они смогут покупать себе и необходимые вещи. Родители с удивительным постоянством совершают одну общую ошибку — они на­вязывают детям свой вкус, свое, нередко устаревшее по­нимание того, что модно, а что — нет. Сами, не посове­товавшись с детьми, покупают для них одежду и обувь, порой очень дорогую, и обижаются, когда дети не разде­ляют их восторгов по поводу нового приобретения, боль­ше того — отказываются носить купленное для них. Мать и отец, оскорбленные «черной неблагодарностью», в чем только не обвиняют детей: и в том, что они эгоисты, и в том, что у них плохой вкус, и в том, что они сами не зарабатывают денег. Меж тем все эти сложные, демагогические построения служат лишь для того, чтобы скрыть свою ошибку. Свое незнание моды, свое собственное отсутствие вкуса — излишнюю горячность, азарт в покупках…

Если костюм, брюки, платье покупается для сына или дочери, если им их носить, то почему бы не прислушаться к их мнению. Купить то, что им, а не вам нравится? Постараетесь быть объективными, совершив ошибку, не бойтесь признаться в ней и, конечно, не повторяйте ее. Да и детям полезно приучиться делать самим даже и ответственные покупки. Карманные, личные деньги должны быть, хотя их и не обязательно тратить. Эта своеобразная гласность именно в денежных, финансовых вопросах поможет и взрослым быть бережливее, удерживаться от расточительности. Только без попре­ков — здесь они особенно обидны и унизительны. Беспокойно живется в семье, где кто-то один стремится сэко­номить деньги, разумно и толково истратить их, а другой бесшабашно пускает на ветер сэкономленное. Много конфликтов бывает на этой почве. Поэтому так важно удержаться на золотой середине (и детей приучить к это­му) — оставаться бережливым, не становясь скупым.

Скупость нередко рядится в пристойные красивые одежды «ради семьи, ради общего блага» скрупулезно подсчитывается каждая копейка, каждый истраченный рубль становится предметом страстного обсуждения. Не будет мира в такой семье, ибо непременно кто-то окажется обиженным из-за пустяка, из-за копейки. Постарайтесь не опускаться до подобной расчетливости, это не в  характере русского человека, широкого и щедрого по натуре. Деньги в конечном итоге всего лишь деньги, есть нечто более ценное, хотя вроде бы и не материаль­ное — радость, например, счастливое состояние души которое нередко возникает, как это ни странно, от без­думно, нерасчетливо истраченных денег на такой казалось бы нестоящий, незапланированный пустяк, как цветы, торт, коробка конфет, бутылка вина. Или на вещь вполне серьезную и основательную, которая порадует все се­мейство, просто порадует, не принося никакой реально ощутимой пользы…

Семейная бухгалтерия тем, видимо, и отличается от любой казенной бухгалтерии, что она в меру серьезна, и в меру легкомысленна. Дом всегда остается домом, ему противопоказано становиться солидным деловым учреждением.

Л. Орлова 1989 г

Оставьте комментарий