Сила привычки


Многое мы делаем по привычке. Завтрак ли готовим, обед ли, ужин — привычно, не задумываясь, жарим яич­ницу, печем сырники, варим щи, известные в общем-то блюда, не надо вспоминать рецептуру. Так же привычно стираем, гладим. За годы семейной жизни выработалась у нас стойкая привычка к домашнему труду. И как облег­чает она наше существование!

По проторенному, знакомому пути идти легче, да и быстрее. Мы все хорошо знаем это и, наверное, потому придерживаемся привычных способов работы. И детей своих воспитываем так, чтобы поскорее обрели они все­возможные полезные навыки: малышей приучаем само­стоятельно есть и одеваться, ребят постарше — готовить себе, следить за своей внешностью, убирать, ходить в магазин. И видим: привыкнут справляться со своими делами и обязанностями и все идет у них легче, и не приходится ни о чем напоминать.

Велика сила привычки! И как важно нам, родителям, следить за тем, чтобы шла она нашим детям на пользу, не во вред. Дети растут быстро, а мы, не замечая того, нередко продолжаем считать их по-прежнему маленькими, глупыми, несмышлеными. Кормили малыша с лож­ки и все кормим, хотя давно настало уже время брать ему самому ложку в руки и справляться с едой. Водили его за ручку, чтобы не упал, он и привык — без маминой или папиной поддержки боится и шаг ступить.

Или такой пример. Раннее утро. Тихо в квартире — все семейство спит. И только для одной матери звенит будильник. Торопливо, нащупывая в темноте кнопку, она гасит звонок — как бы не разбудить спящих. И, крадучись, тихонько выбирается на кухню — готовить завтрак, про­вожать детей в сад или в школу, собирать на работу мужа. Когда возникла эта привычка? Да в то время, когда молодая мать сидела дома с грудным ребенком, вы­хаживала, кормила кроху. Ей не нужно было идти на службу, и кому, как не ей, приходилось вставать ни свет, ни заря, чтобы обиходить, накормить тех, кому уходить ни работу. Но время прошло — сын вырос, и мать вместе со всеми уходит по утрам из дому. Но по старой, устояв­шейся привычке она по-прежнему поднимается раньше всех, чтобы заняться домашними делами. Но разве она сильнее всех? Разве ее работа менее важна? И неужели ее сын-каратист не может помочь ей по дому? И дочь, и муж… Но их вполне устраивает заведенный порядок, у них нет привычки, вставать пораньше, чтобы помочь матери, сделать что-то для себя и для всех… Мать упусти­ла время, когда надо было ломать старые и заводить новые привычки.

На любые вроде бы вполне обычные дела надо уметь посмотреть свежим, непредвзятым взглядом. Мы бываем очень консервативными и в приверженности к каким-то вещам, к какой-то раз выбранной одежде, к способам выполнения той или иной домашней работы. А коль скоро мы стараемся научить тому же своих детей, не мешает посмотреть, всегда ли привычные способы самые лучшие, самые рациональные.

Надо, допустим, сварить картошку. Многие начинают ее чистить, даже перед этим не вымыв. Спешат. Начи­стили. Наливают воду. Кладут в кастрюлю картошку. Включают газ. А почему бы это не сделать в другой по­следовательности? Сначала включить газ. Затем поставить воду. Вымыть картошку. И пока вода греется, почистить ее. Времени идет меньше. Почему мы так не делаем? Да по привычке.

Как например, мы моем в квартире стены? Скорее всего — сверху вниз. Логика вроде бы простая: грязь стекает вниз, и мы ее убираем. Но оказывается, некоторые делают иначе: начинают мыть снизу, и, что вы думаете, в этом есть свой резон. Те потеки мыла, которые мы в конце уборки с трудом смываем со стен, а в особенности белые следы вытравленной краски в последнем случае не образуются. Так, может быть, стоит попробовать де­лать иначе? И детей приучить к этому?

Кстати, именно дети нередко подсказывают нам, как можно было бы делать то, или иное дело. Случается это потому, что им просто-напросто неизвестны тради­ционные методы работы. И прежде чем говорить ре­бенку: «кто так делает?», прежде чем начать возмущать­ся и переучивать его на свой лад, присмотритесь, нет ли здесь подсказки нам — может быть, ребенок прав и надо у него поучиться?

Дети, например, в отличие от нас больше любят возиться со всевозможной домашней техникой. Те, у кого  дома установлена не газовая, а электрическая плита, часто жалуются: долго она разогревается, пироги печь трудно и так далее. Сказывается и тут наша привержен­ность к старому, привычному. А сын или дочка сразу же все рассмотрят, изучат, они любознательны, любопытны, радуются, если можно провести тут даже несложный эксперимент. Первыми изучают паспорта стиральных машин и пылесосов, быстро соображают, как их собрать и разобрать, выключить и включить. Они быстрее нас поймут, например, что ненавистная нам поначалу элек­трическая плита имеет свои преимущества. И то обсто­ятельство, что конфорки на ней долго разогреваются, может обернуться благом. Ведь они так же медленно остывают. Значит, можно оставить кашу на выключенной плите, она доварится сама.

Вспомните, сколько времени понадобилось нам, чтобы мы убедились в преимуществах кастрюли-скоро­варки! Все в ней нас отпугивало: и то, что шипит, того и гляди взорвется, и то, что не всегда знаешь время, нуж­ное для приготовления того или иного блюда, словом, миллион сомнений. Многие и отказались от нее, предпо­читая обычные кастрюли. А другие наши деловые и рас­торопные подруги давно обзавелись двумя-тремя такими кастрюлями и готовят в них весь обед одновременно. За полчаса -час у них и щи поспели, и капуста потушилась, и компот сварен. Некоторые даже топленое молоко готовят в скороварке. А мы все размышляем: покупать — не покупать.

Считаем излишней роскошью овощерезку, а между тем она не только облегчает работу, но меняет и семей­ное меню. В нем появляется больше овощей — и свежих и вареных, так как обычно мы избегаем возиться с овоща­ми в основном из-за того, что их обработка требует времени. Дети и сами охотно будут делать себе всевоз­можные салаты, когда получат возможность управлять этой нехитрой «техникой».

Даже ножи и те мы предпочитаем традиционные, простые. А как удобен специальный нож для чистки овощей — нет риска порезаться, да и отходов меньше. Есть разные ножи для чистки рыбы, некоторые и на ножи-то мало похожи — пластинка с ромбиками, а чешую снимают моментально и опять же для детей без­опасны. Пилка для хлеба, длинный нож для шинковки капусты, фигурный нож для масла — сколько их, разных помощников, к которым, увы, мы непростительно рав­нодушны…

Тостеры, мгновенно подающие к столу румяные, хрустящие гренки, мармиты для подогрева пищи — все это могло бы облегчить кухонные заботы, если бы мы решились на нововведения, не побоялись хлопот, неизбежных при освоении новых приборов.

Тут дети наши, которых мы привыкли учить уму-разу­му, поучать и наставлять, могут быть нам и примером. «Мам, купи кухонный комбайн, как у тети Томы», — гово­рит сын. Его привлекает комбайн, как большая игрушка с множеством насадок и приспособлений. Возможно, ему хочется самому готовить себе коктейли и соки. Не спеши­те говорить: обойдемся и без комбайна. Подумайте, взвесьте все «за» и «против», посоветуйтесь с детьми и мужем, может быть, и прав сын в его стремлении пере­дать машине неприятные кухонные операции. Как это ни парадоксально, но в делах домашних именно дети нередко помогают нам взглянуть на все со стороны, оценить наши ставшие привычными поступки и действия. Все в нашей власти, не зря же говорят: как привыкнешь, так и отвыкнешь.

Л. Орлова 1989 г

Оставьте комментарий