История проекта одного жилого интерьера


Архитекторы И. ЛУЧКОВА и А. СИКАЧЕВ.

Читатели журнала «Наука и жизнь» не раз встречали на его страницах анализы шахматных партий с ком­ментариями одного из участ­ников игры.

Комментарий помогает уз­нать не только, кто выиграл и какие ходы были сделаны, но и проследить ход мысли партнеров, узнать промежу­точные варианты и ситуа­ции, которые по тем или иным причинам остались не­реализованными. Эти нере­ализованные варианты не­редко представляют собой ничуть не меньший интерес, чем то, что действительно произошло в игре. Такой анализ творческого процесса оказывается поучительным не только в шахматах. Инте­ресно бывает узнать, каки­ми путями двигалась мысль ученого, писателя, изобрета­теля.

Авторы этой статьи по об­разованию архитекторы. Од­нако по характеру своей многолетней работы они от­носятся к представителям очень молодой специальнос­ти, которая только начина­ет приобретать права граж­данства. В русском языке пока даже нет слова, обоз­начающего этот род деятель­ности. За рубежом таких специалистов обычно назы­вают интерьер-дизайнерами. Это специалисты, занимающиеся проектированием ин­терьеров. Неудивительно, что многое в специфике их творчества еще не ясно, идет поиск наиболее эффектив­ных методов работы.

Но настоящая шахматная партия — это не только вза­имодействие фигур на доске, это в не меньшей степени сложное взаимодействие иг­роков. Хороший шахматист обязательно должен учиты-

оказывается поучительным не только в шахматах. Инте­ресно бывает узнать, каки­ми путями двигалась мысль ученого, писателя, изобрета­теля.

Но настоящая шахматная партия — это не только вза­имодействие фигур на доске, это в не меньшей степени сложное взаимодействие иг­роков. Хороший шахматист обязательно должен учитывать позицию на доске, а также психологию и другие черты личности своего парт­нера, потому что играют все-таки не фигуры, а люди. Опытные шахматисты зна­ют, что никогда нельзя иг­рать одинаково с разными партнерами.

Точно так же обстоит де­ло и с созданием жилого ин­терьера. Для одних и тех же квартир, но заселенных разными людьми, нельзя да­вать одинаковые рекоменда­ции относительно того, ка­ким он должен быть конк­ретно. Поэтому нам показа­лось интересном попытаться последовательно, шаг за ша­гом разобрать один реаль­ный случай из собственной практики разработки жило­го интерьера, когда были из­вестны конкретная квартира и конкретный человек, в ней проживающий. Это позволило максимально учитывать особенности личности этого человека, его образ жизни.

Впрочем, не следует ду­мать, что если при проекти­ровании заранее известен человек, то интерьер обяза­тельно будет какой-то уни­кальный. При всем различии между людьми есть и нема­ло общего, в том числе и в психологии и в образе жиз­ни. Поэтому, хотя приводи­мые здесь варианты и иллю­страции были разработаны для определенного человека, читатели смогут найти в них целый ряд приемов и идей, которые в той или иной сте­пени подойдут и для них. (Желая выдержать строгую документальность, мы при­водим подлинные эскизы, не пытаясь их задним числом улучшить и устранить есте­ственные для промежуточ­ных этапов недочеты.)

С чего начать работу?

Во-первых, следует узнать как можно больше о семье, и, во-вторых, необходимо знать архитектурно-планировочные особенности кварти­ры, в которой эта семья проживает.

Подобно тому, как беседа врача с пациентом требует определенного умения со стороны не только первого, но и второго, так и диалог интерьер-дизайнера со сво­им заказчиком только в том

случае будет продуктивным, если собеседники соблюда­ют некоторые правила. Вряд ли будет разумно со сторо­ны хозяина высказывать свои предложения и поже­лания чисто проектного ха­рактера. Например, «хочу иметь такую-то мебельную стенку и поставить ее там — то, хочу к тому же красный ковер, хрустальную люстру, а ткань на окне обязатель­но желтого цвета с черным рисунком» и т. п. Это рав­носильно тому, как если бы пациент стал просить врача прописать те или иные ле­карства вместо того, чтобы рассказывать ему о своем состоянии здоровья. Точно так же интерьер-дизайнерам важно знать для себя нечто иное: каков образ жизни семьи, какие профессии у ее членов, каковы их при­вычки, склонности, короче говоря, для каких конкрет­ных людей будет создавать­ся проект.

Первая беседа с хозяином квартиры позволила выявить все интересующие нас фак­ты. Это оказался одинокий мужчина тридцати с лиш­ним лет, музыкант по про­фессии. Живет в однокомнатной квартире. Высказал готовность сменить, если бу­дет необходимо, всю суще­ствующую сейчас у него ме­бель. Однако отметил, что есть несколько предметов, с которыми ему все же жал­ко расставаться, старин­ное кресло-качалка, светиль­ник и еще несколько вещей. Что же, желание вполне по­нятное, ведь совсем не обя­зательно современную квар­тиру обставлять целиком новыми предметами. Окру­жающие человека вещи — это часть его самого, часть его личности. А человек, умышленно и полностью обрывающий связи с собст­венным прошлым, — это обычно человек духовно обедненный. Так что поже­лание насчет сохранения старых вещей обязательно будет учтено.

Теперь настало время ос­мотреть квартиру. Еще до поездки на место мы разра­ботали несколько предвари­тельных эскизов в качестве, так сказать, рабочей гипоте­зы, отталкиваясь от которой можно будет продолжать проектирование.

На чем сделать основной акцент в квартире человека, занимающегося музыкой? Этим акцентом может быть, к примеру, рояль, тем более, что и хозяин пожелал его иметь.

Попробуем разделить ком­нату на две части, поста­вив поперек диван-кровать спинкой к окну, а рядом прозрачную ширму-решетку и два каких-нибудь больших растения в ящиках на полу.

3318

В результате ближняя к ок­ну половина комнаты, где располагаются рояль и не­сколько пуфиков, становит­ся своеобразной эстрадой, конечно, в миниатюре. А другая часть помещения ос­тается собственно жилой. Здесь положим ковер, поста­вим кресла, а в торце — шкафы (рис. 1 и 2).

3316

Впрочем, возможен и иной вариант. Можно рояль сдви­нуть вглубь комнаты, и сов­сем не обязательно помеще­ние перегораживать мебелью на две части. Поставим ди­ван и кресло вокруг боль­шого журнального стола, расположенного поближе к окну. По всей видимости, сюда подойдет мягкая, уют­ная мебель; кресло может быть достаточно большим и глубоким (рис. 3 и 4).

3320

 

3322

Однако после знакомства с квартирой и еще одной беседы с ее хозяином про­ектный замысел, как и сле­довало ожидать, претерпел заметные изменения. На месте мы увидели, что ро­яль — слишком громоздкая вещь для такой маленькой квартиры, даже если в ней живет один человек. Тем бо­лее оказалось, что особой необходимости иметь имен­но рояль нет, поскольку му­зыкант не пианист, а трубач. И мы посоветовали ему все-таки от него отказаться.

Если идея с роялем отпа­дает, то для одного челове­ка имеет смысл представить интерьер не как набор отно­сительно самостоятельных помещений (в данном слу­чае комната и кухня), а как единое пространство слож­ной конфигурации. Осмотр строительных конструкций показал, что кухня и ком­ната разделены раздвижной перегородкой.

Если уж в квартире один человек, то не столь необхо­димо иметь изолированные помещения: не изолировать­ся же ему от самого себя! Поэтому попробуем превра­тить кухню в часть жилой комнаты. Поставим у окна круглый стол с двумя крес­лами. Здесь можно самому поесть и с другом посидеть, посматривая, как рядом на плите варится кофе. Вы, на­верное, с досадой замечали, как бывает неудобно приго­товить элементарную чашку чая или кофе, если к вам заглянул кто-то из знако­мых? Вы его усадили в ком­нате, а сами непрерывно бегаете из комнаты в кухню и обратно, чтобы кофе не сбежал. Кофе все равно но­ровит сбежать, а вы с прия­телем общаетесь несколько странным способом — как бы на ходу. Чтобы этого не происходило, многие, не мудрствуя лукаво, усажива­ют гостя в кухне — за обык­новенный кухонный стол. Так почему бы сразу не пре­дусмотреть подобную ситуа­цию и не обставить кухню соответствующей мебелью?

Кухонное оборудовавне оставим у стены, противопо­ложной окну. Можно даже закрыть существующий про­ход из коридора в кухню (опять же учитывая кон­кретную семью и ее образ жизни), а в образовавшуюся нишу поставить холодиль­ник (рис. 5).

3324

Центром жилой комнаты сделаем островной шкаф с вмонтированным в него маг­нитофоном и другой быто­вой радиоаппаратурой, ко­торая для музыканта совер­шенно необходима не толь­ко для отдыха, но и из чис­то профессиональных сооб­ражений. Здесь же будут располагаться полки для магнитофонных кассет и для грампластинок. С одной из сторон шкафа можно устро­ить откидную доску-секре­тер, чтобы можно было делать какие-то записи по хо­ду прослушивания музыки.

Итак, пусть не рояль, а музыкальный центр займет главенствующее место. Вок­руг него расположим не­сколько кресел. А шкафы для одежды, белья и других бытовых предметов сделаем как можно менее заметны­ми. Этого можно добиться, если занять ими всю стену, противоположную окну, за­нять целиком — от стены до стены и от пола до по­толка. Можно даже оклеить их лицевые поверхности те­ми же обоями, которыми оклеены стены,— тогда шкафы практически исчезнут. Остается поставить поближе к окну диван-кровать, и в основном облик квартиры будет сформирован.

Возможен и другой вари­ант: всю мебель — шкафы и полки — разместим в виде Г-образной непрерывной по­лосы, проходящей вдоль двух стен комнаты (рис. 6).

3325

А если все же отказаться от центрального шкафа и вернуться к более традици­онному размещению мебели по периметру комнаты? Нач­нем непрерывную полосу полок с внешней стены кух­ни, проведем ее в комнату, продолжим по продольной стене, замкнем угловым ди­ваном и остановим движе­ние треугольным в плане шкафом со створками в ви­де деревянных жалюзийных решеток. Правда, не очень удобно, что совсем рядом с этим треугольным шка­фом оказался вход в комна­ту. Впрочем, дело можно поправить, если дверь пере­нести так, чтобы вблизи шкафа образовалось непро­ходное пространство. Кстати, здесь вполне уместным будет то самое кресло-ка­чалка, которое так дорого хозяину (рис. 7 и 8).

3340

 

3341

И все же расположение звуковоспроизводящей ап­паратуры в центре комна­ты имело определенный смысл — это как-никак «вещь №1» данного интерье­ра. Поэтому рисуем еще один вариант. Музыкальный центр превратился в низ­кую мебель, стоящую попе­рек комнаты (рис. 9 и 10).

3331

 

3344

По одну сторону этой мебе­ли два дивана с журнальны­ми столиками. (Интересно, откуда появился у нас со­вершенно непонятный шаб­лон — набор мягкой мебели обязательно состоит из од­ного дивана, двух кресел и одного журнального столи­ка? Почему именно два кресла, а не три, четыре, пять? Почему один столик, а не два-три? Или, может быть, несколько диванов, но без кресел вообще? И поче­му, наконец, у всех людей должно быть совершенно одинаково?) По другую сто­рону музыкального центра располагаем обеденный стол, который раздвигается до до­вольно больших размеров, буквально входя в кухню.

Варианты, варианты… На чем же остановиться? В кон­це концов, выбор был сде­лан. Правда, наш партнер нарушил правила игры. Он в последний момент вдруг решил, что квалификации профессионалов недостаточ­но для того, чтобы обеспе­чить высокий уровень буду­щего жилого интерьера. Нужно «для надежности» посоветоваться со знакомы­ми и соседями, и если им всем понравится проект, тогда все в порядке. (Пред­ставляете, что должен чув­ствовать врач, когда выяс­няется, что его пациент ре­шил узнать мнение своих знакомых и родственников относительно того, те ли ле­карства выписал ему врач и не нужно ли этого врача по­править?) Поэтому реальное решение оказалось доволь­но далеким от задуманного. Тем не менее, рассмотрен­ные выше варианты имеют самостоятельную ценность как набор проектных идей, которые могут пригодиться другим людям.

Та же комната, но решенная в более крупном масштабе.

 3335

Шкафная стенка Г-образной формы зани­мает две смежные стены комнаты. Обилие шкафов, окрашенных в интенсивный цвет, придает помещению массивность, а зер­кальная стена создает иллюзию большого помещения.

3337

Зеркальная стена вплотную подходит к окну, превращенному в своеобразную кар­тину, обрамленную широкой рамой. Иллю­зия подчеркивается соответствующим под­бором рисунка ткани

Оставьте комментарий