Дом, открытый для счастья


Рецептов семейного счастья, по-моему, не существует. Даже и те частные рекомендации, которые я, не удержавшись от искушения, пыталась приводить, говоря в общем-то о подходе, об отношении к домашним делам, не могут стать истиной в последней инстанции. Для кого — то они применимы, для кого-то категорически нет. Ведь семьи-то бывают разные, и не только характеры людей, их человеческие и профессиональные пристрастия имеют тут значение, но даже элементарный состав семьи. Одним человеком больше, одним человеком меньше пи не просто количественные изменения, а изменения качественные, которые прежде всего отражаются на характере семейных отношений.

Рассмотрим хотя бы наиболее распространенные ти­ны семей.

В доме есть мать, есть отец, есть дети — трое, двое чаще всего один ребенок. Влияние родителей в такох семье более или менее уравновешивается: то, что упустил или преувеличил один, может скорректировать, подправить другой.

Эмоциональная окраска дома, теплота, ласковость, душевность в отношениях обычно идет от матери. Нс эта же активная эмоциональность нередко мешает матери трезво оценить ситуацию, увидеть просчеты, допущенные в воспитании, недостатки нежно любимых ею детей Мужчинам, если только они не устраняются от внутри­семейных дел, удается вносить в домашнюю жизнь реальный, трезвый взгляд на вещи, умение подняться над обыденным, отвлечься от суетного. Их любовь к детям немногословна, строга и требовательна, что тоже идет на пользу. На мой взгляд, абсолютно несущественно, кто — мать или отец — являются главой семьи. Ныне эта «должность» не столь почетна, сколь хлопотна, и достается чаще всего тому, кто несет основной семейный груз, кто без страха и робости берет на себя всю ответ­ственность за семью, за ее материальное, моральное и вообще всяческое благополучие.

Один ребенок в семье, два ли — для приобретения житейских навыков значения не имеет. Если родители не берут все заботы по дому на себя, и один, и трое вырастут умелыми, домовитыми людьми. Бывает, что в семье четверо ребятишек и все они благодаря неустанным материнским заботам ухитряются остаться неумеха­ми и бездельниками.

Мать, воспитывающая ребенка без отца, нередко Сосредоточивает на нем слишком много внимания. Ей  хочется как-то компенсировать отсутствие «папочки», нехватку его нежности, его любви и заботы. Изо всех, нередко последних, сил стремится она обставить, обихо­дить свой дом, как можно дороже и лучше одеть ре­бенка — словом, сделать все, чтобы он не чувствовал себя «хуже других». Выросший в такой обстановке ре­бенок зачастую становится крайним эгоистом, с непо­мерными претензиями и требованиями, далекий от реальных проблем, которые существуют в жизни и от которых самоотверженная мать постаралась его оградить. Редко когда может рассчитывать она на понимание и благодарность — вместо этого одни упреки (порой и несправедливые) в том, что она одна виновата во всем.

Думаю, что ошибка в общем-то одна: мать не должна руководствоваться жалостью к ребенку, слепая любовь тут тоже плохой советчик. Понятно, сердце матери раз­рывается от любви и боли, но надо иметь мужество (а матерям его не, занимать!) скрыть свои страдания от ребенка, ради него — никаких поблажек! Он должен знать и о том, как трудно живется их маленькой семье, Какой ценой достается матери домашнее благополучие, знать не с ее слов, а из собственного опыта. Школа пусть и суровая, но необходимая, испытания, без которых ребенок окажется в жизни незащищенным, «маменьки­ным» сынком, хотя именно ему, возможно, придется больше, чем кому-либо другому, рассчитывать исключительно на себя. В тяжелой и печальной ситуации, когда дом остается без отца, на долю матери выпадает еще и отцовская роль — вырастить детей стойкими и смелыми Людьми, способными постоять за себя.

Еще вариант — в доме бабушка, бабушка и дедушка, дедушка, что гораздо реже. Человек не просто старший по возрасту, но человек, отягощенный жизненным опы­том. Ему хочется передать его молодым, предостеречь их от ошибок, застраховать от неудач. Желание похваль­ное, естественное, если, конечно, время и обстоятельства — у молодых они иные — не обесценили этот опыт. Очень сложные могут складываться в семье отношения. Молодым, как правило, желательно иметь родительский опыт как бы в реально-материальном воплощении — кон­кретная помощь, а не просто уроки и поучения, которые нередко к тому же кажутся им унизительными, обидными. Правда, таковыми они порой и бывают — родители иной раз обольщаются на свой счет, держатся заносчиво, чересчур категоричны, не терпят возражений. Кстати,

тут урок и для молодых — а не ведут ли они себя сами таким же точно образом со своими детьми? Только такт, только действительное желание помочь в домашних хлопотах, помочь без попреков и назиданий, и открытая,  честная готовность принять эту помощь с благодарностью, иными словами, желание идти друг другу навстречу — единственно возможный ключ к установлению добрых сердечных отношений в такой «многоэтажной» семье. Труно сказать, кому задавать этот доброжелательный тон — очевидно, тому, кто умнее, дальновиднее, деликатнее.

Аналогичная ситуация складывается и в семье, где вместе с нестарыми еще родителями живут молодожень с маленькими детьми. Правда, есть и отличие. Пожилые дедушки и бабушки, как правило, материально независимые от детей пенсионеры, умеющие обходиться немно немногим, жить скромно и экономно. Молодожены нередко не могут материально себя обеспечить и находятся на иждивении родителей, которые отнюдь не чувствуют себя старыми людьми, стремятся комфортно жить, хо­рошо одеваться, интересно проводить свое свободное время. Они продолжают работать и не собираются лишь нянчить внуков. К тому же они построили свой дом они любят его. Как впишется сюда еще одна семья, на каких она будет правах? Самостоятельна, со своим бюджетом со своим кухонным хозяйством? Но это напоминает малоприятную обстановку коммунальной квартиры и вряд ли является привлекательной перспективой. К тому же претензии молодых серьезны и основательны и в части туалетов, и в части удобств быта, и в части свободного времени. Многие из них даже не стремятся стать полно­властными хозяевами в семье, не жаждут и жить само­стоятельно, отдельно от родителей. Поражает инфан­тильность, житейская беспомощность иных молодых пап и мам! Давать им теоретические уроки, пожалуй, уже поздно, да, глядишь, повлияют они плохо на характер отношении в доме. Практические уроки жизнь им даст так или иначе, в особенности если предоставить молодым полную материальную и житейскую самостоятельность. Время это суровое, испытания настоящие. Где быть роди­телям в это время: поблизости или на некотором рас­стоянии. Однозначно не ответишь, все зависит от того, какие люди родители и что представляют собой сами молодожены. Все же опыт показывает, что молодым полезнее с точки зрения приобретения житейского, опыта — жить самостоятельно. В особенности если у них явно выраженные эгоистические наклонности. Но есть немало и таких примеров, когда деликатная поддержка родителей именно в этот сложный период укрепляла и даже спасала молодую семью. Но надо уметь помочь, подключиться по-дружески, не требуя благодарности, не унижая и не обижая уроками, помня, что расплачи­ваемся тут за собственные ошибки и просчеты; это по- настоящему большое искусство.

И, еще одцн вопрос, которого мы раньше не касались, место, детей в квартире, их комната, ее интерьер. Это ведь тоже зависит от состава семьи, ее жилищных условии. Но даже в самом сложном случае любую малейшую возможность нужно использовать для того, чтобы у детей была своя комната, на худой конец — свой определен­ный, постоянный угол. Детский мир — не похож на взрослый, и нем масса тайн и загадок. Дети обожают двухэтажные кровати, шкафы и шкафчики, где можно хранить книжки, игрушки, разные бесценные мелочи. В комнате должно быть просторно — никакой лишней мебели, чтобы было где поиграть одному и с друзьями. Дети терпеть не могут дорогую полированную мебель, их пугают ковры, которые нельзя пачкать, хрупкие бьющиеся предметы, вроде хрустальных ваз. Их привлекают вещи простые, ясного, понятного назначения. Они ценят цвет, яркие краски. Любят всякую живность — кошек и собак, птиц к клетках, рыб в аквариумах. Их мир полон жизни, цвета, движения, музыки. Постарайтесь уйти от взрослых, пре­стижных стандартов, устраивая вместе с ребенком его жилую комнату. Нет возможности выделить отдельное помещение, отведите особое место в общей комнате, только не вместе с таким беспокойным, назойливым соседом, каким является телевизор.

Хорошо, когда у ребенка есть возможность дома за­ниматься физкультурой, спортом. В детской комнате, в коридоре или даже в прихожей, если она достаточно просторная, можно устроить шведскую стенку, установить перекладину, разместить хотя бы простейший спортивный инвентарь. Все это, разумеется, каждая семья решает по-своему — тут роль играет вкус, наклонности, устремления как взрослых членов семейства, так и детей. Рекомендации, в особенности общие, вряд ли помогут, да и подходить к ним надо критически.

Нас, родителей, всегда очень волнует, кем станут наши дети, какую выберут себе профессию. Пока они росли мы видели разные их увлечения, и даже временами волновались из-за их быстрой смены, нам казалось, что дети слишком непостоянны и вряд ли сумеют найти свое призвание.

Но то, что каким-то образом прошло, промелькнуло в детстве, порой в юности оказывается значительным даже в какой-то степени определяет судьбу. Помню, мой сын еще дошкольником очень увлекался техникой — комната его была забита какими-то самодельными кораблями, танками, машинами, непонятными деталями, которые мы шутя именовали «железками». Однажды мы дажее случайно обнаружили какой-то заклеенный со всех сторон пакет, довольно большой и тяжелый. На нем крупными печатными буквами, с ошибками было написано: «Совиршенно секретно». Позже выяснилось, что там находился проект описание и чертежи — изобретенного сыном нового невиданного танка. Он был изображен в разных планах, в разрезе, и аккуратно написанные цифры обозна­чали детали, из которых состоял танк, как, например, «колисо от велосипеда», «катушка от ниток» и т. д. Детали сын брал вполне доступные! Мы посмеялись, пошутили, но потом, одиннадцать лет спустя, сын, окончив школу, выбрал неожиданно для нас техническую специальность. Хотя, очевидно, интерес к ней он сохранял и в те годы, когда поочередно увлекался рисованием и историей, ма­тематикой и астрономией, футболом и сочинением рас­сказов.

Думаю, что не так и плохо, если ребенок перепробо­вал разные занятия: искал себя, то, что ему больше по ду­ше, что может стать делом, которым он будет заниматься в жизни, любимой работой.

К сожалению, нам, взрослым, порой не хватает терпения «выносить» все увлечения наших детей. Только купишь конструктор, поверив, что без него жизни у сына не будет, как он уже забросил его и умоляет купить ему набор для химических опытов. Можно, конечно, отчитать > ребенка за его непостоянство и отказать ему в новой покупке. Но вдруг окажется, что химия — его призвание и мы мешаем ребенку прийти к нему? Не исключено и

другое — и химию он бросит некоторое время спустя…

Это детское непостоянство — не что иное, как неутомимоя любознательность, жажда нового, стремление узнать, попробовать что-то сделать своими руками. Разве можно останавливать малыша, познающего мир? Надо помочь ему. отчего интерес ребенка к какому-то занятию падает, отчего проходит увлечение? Нередко это получается, когда ребенок заходит в тупик и не может ни­чего больше придумать. Самое время прийти ему на по­мощь — открыть в деле, которое он вроде бы знает, ка­кие-то новые перспективы, новые возможности. На худой конец отложить надоевшее занятие, чтобы позже вернуться к нему, попытавшись привлечь внимание новой инфор­мацией. Только не упрекать, только не ругать, самое  страшное, когда у ребенка нет интересов, когда ему все вокруг безразлично, когда он не знает, чем себя занять.

Родители, которые сами, помимо своей обычной ра­боты, имеют еще какое-то дело по душе — коллекциони­руют, мастерят, рукодельничают, скорее помогут найти ребенку нечто подобное, подскажут, как лучше органи­зовать свое свободное время. Они скорее войдут в поло­жение школьника увлекшегося коллекционированием или собирающего приемники, поймут того, кто выпили­вает, режет по дереву, любит мастерить или вышивать. Подсобят малышу, выделят уголок для работы, приобре­тут для него необходимый инструмент, покажут, как им пользоваться и где, в каком порядке хранить, объяснят и продемонстрируют приемы работы. С уважением отнесутся и к сделанным ребячьими руками вещам: краси­во разместят в комнате собранную в походе коллекцию минералов или фотографии, на видное место положат с вязанные дочкой кружевные салфетки и вышитые дорож­ки, поставят на полки модели самолетов и кораблей.

Уважительное отношение к увлечению ребенка, по­нимание — одна сторона дела. Другая заключается в том, чтобы помочь ему выбрать направление в работе, опре­делить перспективу. Можно собирать марки в альбомы, не интересуясь филателией как таковой. Для малыша достаточно, наверное, первого этапа — простого собира­тельства, но школьнику постарше надо подходить к кол­лекционированию более, что ли, профессионально: знать историю этого дела, уметь систематизировать и осмысливать собранный материал.

Можно быстро научиться получать примитивные фо­тографии, в которых достаточно «резко», как говорят фотографы-любители, изображены знакомые и друзья, понравившиеся пейзажи и городские виды. Но можно на этом не останавливаться — почитать необходимые книжки, поснимать натуру, провести эксперименты, чтобы со временем достигнуть определенного совершенства. Не стоять на месте, двигаться, развиваться — только тогда занятие останется интересным не на день, не на два — на годы.. Может быть, станет профессией. Родителям с их жизненным опытом легче направить ребенка в нужном направлении. Правда, им может не хватать специальных знаний не все же, к примеру, сами умеют хорошо фотографировать, шить, делать модели и так далее. Тут поможет знающий человек  руководитель кружка во Дворце пионеров, в школе, на станции юных техников, юных натуралистов. Иногда родители боятся, что занятия в кружке могут пойти в ущерб школьным, иногда счи­тают, что ребенок занимается нестоящим делом, напрас­но тратит время, поздно возвращается, но загляните хоть раз в его глаза, посмотрите, как сияют они, когда он, до­вольный, возвращается домой и, захлебываясь, рассказы­вает о своих успехах, и вы поймете, что нельзя лишать его этой радости.

Любят дети возиться с домашними животными, хо­чется им иметь дома собаку, кошку, держать птиц и аквариумных рыб. Детям зачастую отказывают в этом лишь потому, что собака и кошка требуют постоянного ухода. Надо кормить их, поить, выгуливать, делать убор­ку. Если ребенок хочет — пусть возится с собакой, но пусть уж целиком берет на себя и ответственность за живое существо и хлопоты, связанные с ним. Это хорошая, добрая школа, обязанности не слишком тяжелые, но дающие радостное удовлетворение. Но нелишне помочь ребенку делать все не как-нибудь, не как попало, а с полным знанием. Пусть всерьез подумают о птичьем и рыбьем меню, о воспитании своей собаки, приучат подчи­няться домашним правилам, научат важнейшим командам и каким-нибудь трюкам. И пусть, наконец, следят за тем,

чтобы животные не нарушали домашней чистоты и опрят­ности.

Рыбки в доме, птицы — большая радость и удовольствие. А вот животные, не приспособленные к жизни в квартире, — ежи, например, ящерицы, лягушки — лучше пусть остаются в лесу, дома они погибнут. Объясните де­тям, что это, а не внесение каких-то неудобств в домашнюю жизнь — главная причина, почему вы не хотите раз­решить держать их в доме.

А вообще-то очень хорошо, когда дом полон жизни, когда в нем есть забавные и милые животные, они вмиг снимают нервное напряжение, возникающее порой в семье, нервозность в отношениях. Дети начинают сочув­ствовать любому живому существу, понимают его ра­дость и его боль, сознают ответственность за него.

Некоторые люди не любят цветов и не держат их в доме, избегая лишних хлопот, боясь испортить подокон­ники. Мне же кажется, что с цветами входит в дом сама природа — радуют глаз смешные, забавные кактусы, отдыхает взгляд на буйно цветущей фуксии и яркой ге­рани. И балкон летом напоминает садик с клумбами и рабатками, где хорошо попить чайку, почитать, отдохнуть…

Заботы о цветах, как правило, берут на себя взрослые, а зря. Детям тоже интересно наблюдать, как из маленького листика вырастает фиалка, как тайно набираем она бутоны, как распускаются потом нежные и изящным цветки…

Не случайно люди придумали все это — развели на окнах цветы, поселили в аквариумы рыб, приручили к дому собаку, кошку. Очень хочется человеку всех этих радостей-общения с живой многообразной природой. И разве стоит отказываться от них только потому, чю придется немного потрудиться, чуть-чуть похлопотать, побеспокоиться?

Дом — наше прибежище. Тут можно быть самим собой, отдохнуть, отсидеться, зализать раны, здесь тебя не унизят и не обидят — ты чувствуешь себя человеком. Непросто создать в семье такую атмосферу — и как же зависит это от родителей, от их ума и такта, знания человеческой психологии, от их любви друг к другу, к детям, к старикам-родителям, живущим вместе с нимн.

Главное — не давить на близких, не заставлять их жить по правилам, которые нравятся только вам, только вам подходят. Каждый из тех, кто живет под одной крышей, хотел бы жить, как ему хочется, — пусть так оно и будет, если, конечно, его образ жизни не помешает кому-либо из родственников. Считаться со всеми надо непременно, но все же постараться и самому жить в меру раскованно, чувствовать себя свободно. Родители же нередко уста­навливают дома тяжелый и жестокий диктат, их требова­ния категоричны, хотя и не всегда разумны. Они подчас руководствуются лишь своим вкусом, своими собствен­ными пристрастиями и не признают ничего другого. Их манеру, их отношение — безапелляционное, с позиции силы и возраста — дети усваивают почти без труда, и жизнь в семье ведется в форме незатухающей «холод­ной» войны. Такой дом напоминает крепость, полураз­рушенную уличными боями…

Дом должен оставаться домом для семейства в це­лом и для каждого из его членов в отдельности. А для этого надо быть мудрыми и терпимыми — тогда в доме поселится счастье.

Л. Орлова 1989 г

Оставьте комментарий